РАССКАЗЫ И ИСТОРИИ

«Лазоревый мой»: история о том, к чему приводит брак с подкаблучником

Газета «Йошкар-Ола» публикует житейскую историю от известной журналистки и писательницы Ольги Бирючевой.

Ленка считала, что с отцом ей крупно не повезло. По крайней мере, Татьяна Вадимовна всегда ей это внушала: «Смотри, дочь, в оба глаза, а то попадется в мужья такой тютя, как наш отец, – наплачешься».

«Тютя» обозначало бесхарактерный, не умеющий устроиться в жизни, бесхребетный, невзрачный. Ну, одно слово – тютя. Правда, насчет «наплачешься» – это мать, пожалуй, хватила лишку: отец как будто ничего такого не делал, чтобы мать плакала горючими слезами. Чего ей, собственно, реветь, если в доме был натуральный матриархат – что мать прикажет, то отец и сделает. То и дело слышалось: «Лазарь! Сходи в магазин!», «Лазарь! Заплати за квартиру!», «Лазарь! Выключи телевизор!».

Вот, кстати, с именем отцу тоже не подфартило – странное какое-то имечко для крестьянского ребенка средней полосы России. Когда-то давно, еще в детстве, Ленка спросила мать: «А почему тетя Вера Машкиного папу зовет Коленька, тетя Нина Лешкиного папу Димочка, а ты нашего папу всегда только Лазарь?». Татьяна Вадимовна взглянула на дочь с искренним недоумением: «А как его еще звать-то? Лазарчик, что ли?». Вопрос был закрыт навсегда – ну, неудобное имя, ласкательная форма отсутствует напрочь!

Лазарь давным-давно смирился со своим бесправным положением в семье и никогда не пытался бунтовать, не считал себя жертвой, «не пищал из-под каблука», просто жил тихой тенью – приносил в дом деньги, делал мужскую работу, сопровождал супругу в гости и театр, иногда под неодобрительные взгляды жены напевал свою любимую песенку «Эти глаза напротив…», не очень умело бренча на гитаре.

А потом Лазарь совершил поступок, который просто потряс Ленку: в выходной под маминым руководством притащил с рынка тяжеленные сумки, поставил их на кухне, произнес одну фразу: «Я ухожу». И закрыл за собой дверь.

Они с матерью даже не сразу поняли, что произошло. Потом очухались, начали предпринимать усилия по возвращению блудного отца, звонить, писать, скандалить, ставить условия, чуть позже – выяснять отношения, еще позже – просить и обещать. Но Лазарь твердил одно: «Я буду вам помогать материально, но не вернусь».

Татьяна Вадимовна выяснила, что живет он с какой-то Надей – «моль белая», на два года старше Лазаря, бездетная, худая, одевается кое-как, краситься не умеет, по профессии диспетчер в автопарке. Татьяна воспряла духом: «На что эта моль рассчитывает?!». И начала ждать, когда Лазарь насытится свободой и вспомнит о ней – умной, красивой, с ученой степенью и модной стрижкой.

Ленка отца возненавидела лютой ненавистью и на его предложения встретиться отвечала решительным отказом. И мать не понимала: зачем тащить назад этого предателя? Чтобы он опять был в квартире пустым местом? Дает деньги – и ладно. Мать все твердила о статусе семьи, о чужих пересудах, о том, что нельзя давать спуску всяким Лазарям, надо им «обламывать рога».

Года через три стало ясно: вряд ли отец вернется. И тогда очередной мамин гипертонический криз закончился инсультом. Для Ленки наступили черные времена: надо готовиться к выпускным и вступительным экзаменам, а у нее на руках больная мать – едва передвигающаяся по квартире, с трудом говорящая и крайне капризная.

Если бы не отец, Ленка, наверное, сошла бы с ума. Лазарь приезжал каждый вечер, под насмешливые взгляды дочери быстро убирал квартиру, готовил ужин и обед на завтра (Ленка этому так и не научилась), привозил врачей на консультацию. Ленка также замечала, что в доме появлялись разные домашние вкусности – явно приготовил их не отец. Пару раз она сказала ему колкости по этому поводу, но он отмолчался.

Татьяне Вадимовне стало лучше – нога и рука еще плохо слушались, она практически ничего не говорила, но стала спокойнее. Когда приходил Лазарь, мать заметно оживлялась, внимательно наблюдала за тем, как он хлопочет по хозяйству, слушала его рассказы о работе, погоде и политике. Он уходил, и Ленка видела, как мать замыкается в себе, теряя ко всему интерес.

Накануне дня рождения Татьяны Вадимовны Лазарь подхватил грипп. Он позвонил Ленке, объяснил ситуацию: «Температура высокая, лежу пластом, да и мать боюсь заразить. Ты уж сама управляйся. Потом поздравлю…».

Но вечером в материн день рождения раздался звонок в дверь. Ленка увидела на пороге худенькую испуганную женщину: «Я Надежда Семеновна, Лазарь Дмитриевич очень болен, а ведь дорого яичко ко Христову дню – вот от него подарочек Татьяне Вадимовне». И она протянула сверток: «Это жилеточка тепленькая и носочки». Лена не успела ничего сказать – женщина быстро спустилась по лестнице и хлопнула входной дверью.

На следующий день она снова пришла: «Извините меня, Лена, я вчера даже не предложила свою помощь – растерялась. Лазарь Дмитриевич еще болеет, не может прийти. Я принесла рыбный пирог – говорят, ваша мама любит. Может, чем-то помочь?».

Две недели Надежда носилась между двумя больными. У Ленки даже злость на нее пропала – так искренне она ухаживала за отцом и матерью, так старалась им угодить. Нет, полюбить ее она, конечно, не полюбила и не простила: моль – она моль и есть. Но прониклась благодарностью к этой хлопотливой тетке. И мать на удивление спокойно встречала отцову жену, слушала ее болтовню, даже пыталась ей косноязычно отвечать.

Отец выздоровел, и они пришли навестить Татьяну Вадимовну вдвоем с Надеждой Семеновной. Лазарь был весел и немного суетлив от смущения. Он жарил свое фирменное мясо, Надежда была у «повара» на подхвате и все приговаривала: «Ой, не пересоли, лазоревый, с солью не дружишь». После ужина отец взял гитару и запел, слегка фальшивя: «Пусть я впадаю, пусть, в сентиментальность и грусть, воле моей супротив эти глаза напротив….».

Три пары глаз смотрели на счастливого поющего мужчину с таким странным именем Лазарь, у которого, оказывается, тоже есть уменьшительно-ласкательный вариант. Потому что для любящего сердца нет имен, не имеющих такого варианта. Ленка теперь это точно знала. Да и мать уже, кажется, догадалась.

Ольга БИРЮЧЕВА. Фото с сайта pxhere.com

Ранее на сайте газеты «Йошкар-Ола» мы публиковали истории о том, как мать помогла сыну построить семью, о том, что строить личную жизнь никогда не поздно, а также рассказ о женском счастье «Бумажные цветы». Все рассказы и истории наших авторов собраны здесь