Известный писатель, заместитель директора Института государства и права Российской академии наук, заслуженный юрист Российской Федерации, секретарь Союза писателей Российской Федерации Александр Звягинцев встретился с йошкаролинцами и рассказал о своём вышедшем в свет романе-хронике «Нюрнберг. На веки вечные». По его литературному сценарию весной вышел в прокат художественный фильм «Нюрнберг».

Трехчасовая встреча в Марийской государственной филармонии им. Я.Эшпая собрала полный зал. Александр Звягинцев представил лекцию и документальные фильмы о Суде народов – Международном трибунале в Нюрнберге 1945−1946 гг., единственном в истории, где мир единогласно осудил преступления нацизма. Изучение Нюрнбергского процесса занимает особое место в творчестве писателя, а тема Великой Отечественной войны тесно переплетена с историей его семьи.

Меня часто спрашивают, почему я занимаюсь изучением Нюрнбергского процесса, – начал своё выступление Александр Звягинцев. – Нюрнбергский процесс – последняя битва, важная и решающая во Второй мировой войне. К этой теме я лично прикоснулся, когда пошёл в школу. Как-то мама меня повела на старое Лукьяновское кладбище, там похоронена моя прабабушка Фёкла Дмитриевна. Проходя мимо Бабьего Яра, на одном из плакатов прочитал надпись, что погибло 100 тысяч человек. И мама начала рассказывать: «Я провожала 29 сентября 1941 года своих подружек-евреек. Мы шли с вещами к Бабьему Яру. Одни плакали, другие шли обреченно и молчали, они не знали, куда они идут. Мама помогала нести им вещи. Один немец посмотрел на меня и говорит: «юден», еврейка? Ответила, что русская и он меня отбросил автоматом…

Вот так чудом, по рассказам Александра Звягинцева, не расстреляли в 1941 году его мать. Первыми под пули тогда попали психически больные, потом – евреи, затем – коммунисты, партизаны.

Час моей бабушки и мамы пробил позже, – продолжает писатель. – Дед работал в НКВД, там его предали и расстреляли. Бабушку и маму отправили в фашистское рабство. Так они оказались в Германии. Отец, Григорий Платонович, с первого дня оказался на фронте, возглавлял отряд миномётчиков, который уничтожил батальон противника. Получил тяжёлое ранение и контузию. Выжил благодаря своему богатырскому здоровью. Умер рано, я только школу окончил. Мать после войны осталась в Германии, её оставили наши контразведчики, работала переводчицей, поскольку без акцента говорила по-немецки. Она много рассказывала о тех событиях. Так у меня проявился интерес к теме Нюрнбергского процесса. Первые свои стихи посвящались именно этим событиям назывались «Без срока давности». Так, до сих пор, эта тема, осколком сидит у меня в памяти.

Романы и исторические исследования Александра Звягинцева давно завоевали признание у миллионов читателей. Как отмечено в аннотации к книге, события в романе разворачиваются во время проведения главного процесса человечества, происходившего в Нюрнберге почти 80 лет назад. Великую историю сквозь невероятную жизнь её героев с документальной точностью воспроизвёл писатель, отдавший долгие годы изучению документов Нюрнбергского международного военного трибунала и лично общавшийся с многими этого процесса, проживавшими как в России, так и за рубежом: главным обвинителем от СССР Романом Руденко, Евгением Гофманом, который руководил советскими переводчиками на Нюрнбергском процессе. Они поделились своими архивами и воспоминаниями, благодаря которым появился этот роман-хроника. Бесценными воспоминаниями стали и рассказы его матери, свидетельницей тех событий.

Фото Надежды Ефремовой, МарГУ.

Наши соцсети: