ОБРАЗОВАНИЕ И ВОСПИТАНИЕ РАССКАЗЫ И ИСТОРИИ

Мама из Йошкар-Олы рассказала, как пыталась сделать из сына отличника

Мама двоих сыновей Полина Ермакова из Йошкар-Олы поделилась с жителями Марий Эл своим опытом воспитания.

И снова о том, как не мешать детям жить. Ну, не получается у меня и все тут. «Если бы ты не помогала мне делать уроки с первого класса, я бы умнее был», – заявил мне мой старший со скепсисом во взгляде, наблюдая, с каким трудом я усаживаю за внеклассное чтение упирающегося Сашку.

Разбитые иллюзии

«Вот ничего себе! Обидно, слушай! А где же благодарность за любовь и заботу, потрепанные нервы, сорванный голос и прядь новых седых волос? А за хорошие оценки и похвалы учителей кто спасибо скажет?! А в том, что ты и сейчас неплохо учишься, разве не я «виновата»?» – грозовой молнией пронеслось в моей голове.

Я глянула на Егора, и он все добуквенно прочитал в моих глазах.

– Нет, ну, согласись, ты же слишком меня опекала, – Егор немного осекся под моим жестко-вопросительным взглядом, но линию свою продолжил упорно гнуть. – Я же толком и не понимал, что и для чего надо делать. Мама сказала – я сделал. Мама спросила – я ответил. Да, старался, да радовался, когда ты меня хвалила, расстраивался, когда ругалась. Получать пятерки тоже было приятно, грамоты всякие получать. Но ведь это все был не я. Это была – ты. Ты за меня училась. Ты даже рюкзак за меня собирала.

Нет, не было в его голосе упрека. Он не обвинял меня, а как будто просто объяснял непонятливому ученику очевидные истины.

– Но ведь ты же обязательно чего-нибудь бы забыл, – попробовала реабилитироваться я в глазах сына. Ну как же! Я взрослая, а он – ребенок. Как он смеет меня поучать? Самолюбие внутри меня не просто всколыхнулось, оно бунтовало уже во весь голос.

– Пару раз бы забыл, получил бы от учителя, потом внимательнее бы был, – резонно заметил Егор. – Двоек бы нахватал и опомнился рано или поздно. Зато сам. Понимаешь? Сам.

– Ну, не знаю, опомнился бы ли? – съязвила я больше уже от бессилия, понимая, что аргументов у меня остается все меньше и меньше.

– Вот видишь, ты и сейчас не особенно мне доверяешь, – сын выдвинул ладошку вперед, показывая, что все ясно как божий день.

Есть контакт!

«Господи, как же он повзрослел!» – совсем не в тему неожиданно подумала я.

– То есть, все было зря? – стараясь как можно глубже вникнуть в суть вопроса сквозь заглушающую голос разума обиду, осторожно, вкрадчивым голосом спросила я. – Все эти многочисленные переписывания классных работ и домашек, заучивания наизусть целых страниц из учебников… Весь этот контроль. Все эти «что сегодня получил?» с порога. Все эти «пиши аккуратно, или будем переделывать!» Ты упирался, а я заставляла. Я же как лучше хотела. Я же хотела, чтобы ты был лучшим в классе. Я же для тебя старалась… – мысли начали сбиваться, опережать одна другую, или, наоборот, отставать, слова путались, комок направился прямиком к горлу. В общем, полный хаос в голове и слезы на подходе.

Я посмотрела в серые, спокойные и такие осознанные глаза старшего сына. В свои-то шестнадцать! Он все про себя понял лучше меня. И стыдно стало за свои детские эмоции. Он прав. Для него ли я старалась? Вряд ли. Это я самую лучшую маму на свете включала. Это я изо всех сил хотела гордиться своим умным, успешным, «правильным» ребенком. Это я хотела отличника вырастить. Себе и другим хотела что-то доказать. И, слава Богу, у меня не получилось! Не стал Егор холеным отличником. Вот он сидит передо мной: пирсинг в носу, кудрявые волосы до плеч, хотя учителя весьма этим недовольны. Нагловатый, порой хамоватый. Зато он сам собой очень доволен. В то же время такой любящий, но такой своенравный. Такой рассудительный и такой взбалмошный. Настоящий, в общем. А главное – самостоятельный, и цену себе знает. Даже отпустило как-то. Может, все-таки не такая уж я плохая мать?

Сплошное везение

Сын осознал, что задел за самое живое, поэтому уровень напористости снизил до минимума.

– Да ладно тебе, не загоняйся ты так, – подошел ко мне и обнял за плечи. Я почувствовала себя маленькой девочкой то ли из-за того, что он выше меня на голову, то ли потому, что, и правда, слишком «загналась», как говорят подростки.

– И как это у меня получилось тебя такого умного вырастить? А, ребенок? – проговорила я ему прямо в плечо, разглядывая пятно от кетчупа на футболке. «Наверное, он никогда не научится аккуратно есть. Такой весь из себя самостоятельный, а все еще как маленький», – пронеслось в голове, это ворчливая мама подала свой голос. – Снимай футболку, постираю.

– Мне просто повезло, мам, – довольная улыбка растянулась во все лицо Егора. И он начал лениво стягивать со своего длинного тощего тела футболку, неуклюже задирая руки, кряхтя и чертыхаясь.

– В чем же это тебе так фортануло? – недоверчиво глянула я на сына, задрав голову, подозревая, что сейчас опять будет горячо.

– С мамой мне повезло… К тому же у нас Сашка родился, и ты от меня отстала, – на всякий случай отойдя от меня в сторону, выпалил сын и протянул мне майку.

– Вот так, значит?! – больше шутя, чем сердясь, сказала я, хитро прищурив глаза. – То есть я так тебя достала, что ты выдохнул, когда я малышом занялась? То есть свобода тебе нужна?

– Ну, как-то так, – все дальше отходя от меня, ответил Егор. – Мам, я лучше пойду, погуляю. Ладно? – уже возле двери проговорил он. – А то, я смотрю, много уже наговорил. Тебе переварить, наверное, надо. Дай чистую футболку.

– Нет уж, дорогой, иди и сам бери себе одежду! Я теперь ленивая мама, обслуживайте себя сами, как хотите! – я демонстративно уселась на диван, взяла пульт и включила телевизор.

– Ты ж не любишь сериалы, – удивленно проговорил Егор, увидев, как я увлеченно смотрю на экран.

– А теперь обожаю, – закинула я ногу на ногу и продолжила внимать ванильным речам героев мелодрамы.

– Да уж, наговорил себе на голову, – проворчал Егор и поплелся к шкафу искать чистую футболку.

Ты опять?

– Мама! Ну, каникулы же начались! А ты опять за свое! – возмущался Санька, вот-вот готовый заплакать от вопиющей несправедливости, когда я, размахивая как белым флагом листком со списком литературы на лето, нарушила все его иллюзии о беззаботном детстве. Он так ждал лета, так мечтал, что ничего не надо будет делать. Вот совсем ничего… Что касается школы, естественно. Только велосипед, самокат, футбольный мяч, телевизор и планшет… А тут: «Идем читать!»

– Ну, нет так нет, – капитулировала я с первого же выстрела, вспомнив разговор со старшеньким. – Я тогда просто посижу, сериальчик посмотрю. Наверное, и готовить сегодня не буду. Ешьте, что найдете в холодильнике.

У Сашки даже глаза округлились. Как так? Вот так сразу мама и сдалась? Что-то тут не то.

– А если ничего не найдем? – осторожно осведомился он.

– Тогда ничего не ешьте, или в магазин сходите, – зевнула я. «Какие же скучные все-таки эти сериалы, но надо потерпеть» – подумала я, тайком наблюдая за происходящим вокруг.

– Ты бы, Санек, с мамой не спорил. Иди, быстренько прочитай, что надо, а потом свободен на весь день, – выглянул из-за двери Егор.

– Да нет, пусть не читает, ему же это не надо. Да и мне забот меньше. Сидит он себе с планшетом целый день, мне нервы не мотает. Как хорошо! Свобода! – громко изложила я свою позицию. – Ленивая мама – свободные дети! Не так ли?

Видимо, не согласившись с моим лозунгом и совсем не желая оставаться голодным, Егор решительным шагом подошел к Саше, взял его за руку и, прихватив по пути список литературы, бесхозно валявшийся на полу, повел братишку в детскую комнату.

– Вот так-то! – хлопнула я себя по коленям и отправилась готовить обед, с облегчением выключив сериал.

Фото с сайта pxhere.com

Ранее Полина Ермакова рассказывала, как сыновья «креативно» поздравили ее с 8 марта, почему добрая мама превращается в злобного монстра, как воспитать уверенного в себе ребенка, а также о первой любви сына-первоклассника.